Главная / Пресс-служба / Интервью, выступления, публикации

Информационно-аналитическое управление

Почтовый адрес: 220010, Республика Беларусь, г. Минск,
ул. Советская, 11.

Факс:  +375 (17) 222-32-13
Тел.:    +375 (17) 222-64-75
             +375 (44) 755-22-94

Электронная почта: inform@house.gov.by

04.05.2018

Смертная казнь: за и против

26.04.2018

Беларусь — единственная страна в Европе, где применяется смертная казнь. Может ли быть достойной альтернативой пожизненное заключение? Возможно ли отменить эту меру наказания без референдума? Своим взглядом на проблему поделился депутат Палаты представителей, член Постоянной комиссии по национальной безопасности, экс-заместитель начальника управления КГБ по Минску и Минской области Петр Атрощенко.

— Петр Алексеевич, на референдуме в 1996-м более 80% граждан высказались против отмены смертной казни. Насколько эти данные актуальны сегодня? Каковы настроения в обществе?

— Отлично помню это голосование в 1996-м. Не скрываю: тогда я сам был за сохранение смертной казни. В ходе рабочих поездок по своему Березинскому избирательному округу, по Червенскому и Крупскому районам общаюсь с людьми. Думаю, что более 60% жителей проголосуют за сохранение высшей меры.

Но все-таки мы постепенно идем к мораторию. Его поддерживает молодежь. С начала прошлого года я вхожу в состав рабочей группы Национального собрания по изучению проблематики смертной казни. Выступаю перед различными аудиториями, в том числе студенческими. Все чаще молодые люди придерживаются такой позиции: нельзя лишать человека жизни сознательно, какое бы преступление он не совершил. Другое дело — обсуждать эту тему, например, с людьми, испытавшими ужасы войны, с теми же афганцами. Представители старшего поколения в основном за смертную казнь.

— Есть мнение, что чем больше люди знают о высшей мере наказания, тем меньше они возражают против ее отмены…

— Скажу так: белорусские граждане в целом плохо осведомлены о проблематике смертной казни. Начиная парламентскую деятельность, я, откровенно говоря, такого не ожидал. Мы почему-то боимся, что ли, этой темы. Стесняемся, стараемся умолчать. Да, она очень чувствительная, неприятная.

Вот, например, о том, что в Беларуси смертная казнь предусмотрена Уголовным кодексом за 13 видов преступлений, в числе которых — убийство при отягчающих обстоятельствах, терроризм, геноцид, применение оружия массового поражения, знает определенный круг специалистов. Но абсолютное большинство наших сограждан не знают и, наверное, не хотят об этом знать.

Поэтому зачастую, высказываясь за исключительную меру наказания, многие не задумываются глубоко, в их сознании уже присутствует некий шаблон. Когда человеку объясняешь подробно различные аспекты проблематики, как это влияет на политическую и экономическую сферы, какие перспективы у нашей страны в случае изменения в законодательстве, его позиция нередко меняется. Задача парламентариев — добиться того, чтобы каждый избиратель четко представлял, куда он поставит птичку в случае проведения референдума.

— Любая информация о способах приведения в исполнение смертного приговора, о существовании специальной группы для участия в «расстрельном» процессе — государственная тайна в Беларуси. Может быть, стоит слегка приоткрыть завесу и говорить в прессе о том, как эта процедура происходит?

— Ну, тут свои плюсы и минусы. И такие шаги, возможно, станут уже следующим этапом. Думаю, что и среди сотрудников этой группы далеко не все ярые сторонники смертной казни.

— Человек, который приводит в исполнение смертный приговор, испытывает стресс, получает серьезную психологическую травму. Это аргумент в пользу моратория?

— Семьи и близкие исполнителей не знают о характере их работы. Для выполнения таких обязанностей нужно быть очень сильным человеком. Депутаты рабочей группы говорят: «Трудно представить, как с таким грузом можно жить. Убить человека, а потом идти на концерт, в магазин». Я тоже не представляю. Конечно, это серьезная травма для психики. Также берет на себя огромную ответственность и судья, который выносит приговор. Следует отметить, что ни в одной из санкций статей Уголовного кодекса смертная казнь не предусмотрена как единственно возможное наказание.

И для родственников осужденного последствия тяжелейшие. Но с другой стороны, а каково близким жертв преступления? Все эти аргументы обсуждались в апреле нынешнего года в Минске на встрече белорусских парламентариев с представителями Совета Европы и международными экспертами. Речь шла и о необратимом характере смертной казни, вероятности судебной ошибки.

— В ходе этой встречи глава представительства ЕС в Беларуси Андреа Викторин заявила, что мысль о смертной казни не останавливает того, кто хочет совершить преступление. Согласны с такой точкой зрения?

— Абсолютно. Наличие смертной казни — не сдерживающий фактор для преступника. Человек иногда идет на это осознанно, иногда действует на подсознательном уровне. Но, как правило, он не думает о наказании, будет ли это расстрельная статья или административная мера. Разделяю мнение зарубежных экспертов, что на уровень преступности и криминогенную обстановку в том или ином регионе наличие высшей меры наказания не влияет.

— Европейские политики утверждают, что введение моратория на исполнение смертных приговоров может быть волевым решением властей независимо от общественного мнения. Что думают об этом в белорусском парламенте?

— Необходимое условие для стран, желающих стать членами Совета Европы, — отмена смертной казни. Во всем мире отмечается устойчивая тенденция к отказу от ее применения на практике. Сегодня это 139 стран. Тем не менее смертная казнь существует на территории многих государств, среди которых Китай, США, Вьетнам, Иран, Япония, Сирия, Египет и другие.

Нельзя игнорировать тот факт, что в белорусском обществе много сторонников смертной казни. Народ не для того избирал парламент, чтобы тот действовал вопреки его воле. Понадобится еще время, чтобы число граждан, которые поддерживают мораторий, перевалило за 50%. Такова позиция большинства депутатов, и я считаю ее правильной. Наша страна была близка к введению моратория на исполнение смертных приговоров в 2010—2011 гг. Но теракт в минском метро все перечеркнул…

— Количество смертных приговоров в Беларуси за последние годы уменьшается?

— На практике сегодня применение судами смертной казни фактически сведено к единичным, исключительным случаям. Казнят примерно 2-4 человека в год. Когда речь идет о человеческой жизни, сложно сказать, маленькие это цифры или нет. Например, в 1998 году к высшей мере были приговорены 47 человек. С 2000-го количество смертных приговоров пошло на спад. В 2006-м их было 9, в 2007-м — 4, в 2010-м — 2, в 2012-м — 0, в 2016-м — 4, в 2017-м — 5.

В основном они были вынесены по статьям за убийства с отягчающими обстоятельствами, с особой жестокостью и цинизмом. Все эти случаи свидетельствуют о деградации личности осужденных, для которых многократно совершаемые преступления из корысти и иных низменных побуждений являются естественным состоянием существования в обществе.

— В пользу сохранения высшей меры звучат такие аргументы, как исключение самосуда со стороны потерпевших, а также возможного побега и повторных преступлений. Многие считают пожизненное заключение слишком мягким наказанием для убийц-рецидивистов, террористов…

— Некоторые придерживаются такой точки зрения, что смертная казнь — выгодный выход из ситуации, чтобы не получить пожизненное лишение свободы. Я так не считаю. Все-таки человек остается жив, выходит на прогулки, общается…

В СМИ все чаще появляются высказывания высокопоставленных должностных лиц, в том числе парламентариев различных стран (Польши, Латвии) в пользу возобновления смертной казни за особо тяжкие преступления, в частности терроризм. Его инициаторы утверждают, что убийца не должен наслаждаться жизнью, пусть даже будучи пожизненно заключенным в тюрьме. К тому же смертная казнь дает стопроцентную гарантию от рецидивов.

В Беларуси альтернатива в виде пожизненного заключения используется в последнее время все чаще — в 2014-м, 2015-м и 2016-м вынесено по 7 приговоров. Осужденные отбывают наказание в отдельно оборудованных корпусах Жодинской тюрьмы №8.

Я уверен, что в нашей стране высшая мера рано или поздно будет отменена. Мы движемся в нужном направлении. Первый шаг — мораторий на исполнение приговоров, возможно, временного характера. Не исключаю принятие какого-то нормативного акта о приостановлении норм Уголовного кодекса. Но здесь не надо торопиться. Потребуется время.

Наталья ИЛЬИЧЕВА

Заголовки публикаций в СМИ

Все публикации
Главные новости
Все новости Законодательная деятельность Международная деятельность Общественно-политическая деятельность